Усадьба "Рождествено - Кутайсово"

Усадьба Рождествено_Кутайсовых
Усадьба Рождествено_Кутайсовых

Усадьба Рождествено_Кутайсовых
Усадьба Рождествено_Кутайсовых

Кутайсов
Кутайсов

Усадьба Рождествено_Кутайсовых
Усадьба Рождествено_Кутайсовых

1/4

В ряду российских ценностей одно из значительных и своеобразных мест занимает русская усадьба и сформированный ею пласт культуры. На протяжении нескольких столетий русской истории усадьба была олицетворением духовных и культурных ценностей Отечества. Отрадно, что сегодня наряду с усадебными домами и храмами внимание исследователей привлекают и населявшие их люди. Начинают возрождаться имена владельцев имений.

 

По достоинству оценивая их вклад в формирование русской истории и культуры, выдвигаются инициативы об увековечивании памяти известных русских фамилий в когда-то принадлежавших им усадьбах. Примером одной из таких инициатив стало подмосковное Рождествено. Здесь не творили знаменитые художники, композиторы или писатели, эта усадьба связана с легендарными страницами русской истории: эпохой Павла I, периодом наполеоновских войн и Отечественной войны 1812 года. История Рождествено позволяет сегодня по-новому посмотреть на фигуру ее владельца, фаворита императора Павла I — Ивана Павловича Кутайсова, и рассказать о судьбе его героического сына — Александра Ивановича Кутайсова.

Усадьба Рождествено-Кутайсово. Иван Павлович Кутайсов. Село Рождествено, расположенное в живописнейшей долине реки Истры, с начала XVII века находилось в дворцовом ведомстве и жаловалось самым приближенным ко двору особам. Первоначально князю Алексею Михайловичу Львову, одному из наиболее выдающихся представителей своего рода, затем князю Алексею Алегуковичу Черкасскому, из известного рода Черкасских. В конце XVIII века усадьба жалуется фавориту императора Павла I графу Ивану Павловичу Кутайсову, отцу будущего любимца русской армии. Необыкновенна судьба Кутайсова-старшего. Турок по происхождению, уроженец города Кутая (Кютахья), одиннадцати лет от роду был взят в плен после осады крепости Бендеры 16 сентября 1770 года во время очередной русско-турецкой войны и привезен генералом Петром Паниным в Петербург. Смышленый и расторопный турчонок понравился великому князю Павлу Петровичу, и императрица Екатерина Великая уступила мальчика своему сыну. Великий князь, будущий император Павел I, крестил нового слугу. При крещении мальчик получил имя Иван, отчество Павлович от крестного отца и фамилию Кутайсов по месту своего рождения. Очень скоро способного подростка, хорошо зарекомендовавшего себя в качестве слуги, отправляют за счет наследника престола за границу, где в Париже и Берлине он выучивается на фельдшера и парикмахера. В характере юноши было, вероятно, нечто привлекательное, располагавшее к нему Павла, и великий князь делает его своим камердинером. За все тридцать лет, что он состоял при особе великого князя, а затем императора, Кутайсов не дал ни единого повода усомниться в преданности своему хозяину. Не случайно, на графском гербе Ивана Павловича был начертан девиз: «Живу одним и для одного». С восшествием Павла I на престол Иван Кутайсов сделал стремительную карьеру. За четыре года он получил самые высокие чины и графский титул. Его придворный мундир украшали орден Святого Александра Невского и высший российский орден Святого Андрея Первозванного. Был Кутайсов и рыцарем Мальтийского ордена Большого креста. Поток чинов, наград и званий сопровождался щедрыми пожалованиями земель и крестьян. Иван Павлович сделался не только одним из самых знатных, но и одним из самых богатых людей Российской империи. Он занимался коневодством в своем тамбовском имении и производством тканей на суконной и полотняной фабриках, которыми владел. Быстрая и необычная карьера Ивана Кутайсова была предметом всеобщей зависти придворных. В окружении императора его не любили, характеристики были нелестны. Кутайсова обвиняли в жадности, корыстолюбии и прочих пороках. На него перешла и та ненависть, что была обращена к императору Павлу I. Естественно, что после его убийства граф Кутайсов получил отставку и вместе с семьей переселился сначала в Москву, а затем в подмосковное Рождествено. В имении Рождествено Иван Павлович летом успешно занимался сельским хозяйством, а зимой периодически пополнял ряды отставной московской знати в Москве и Петербурге. Иван Павлович полюбил свое подмосковное имение, занялся его полным переустройством, и вскоре здесь возник архитектурный шедевр деревянного зодчества.

По описанию архимандрита Кавелина, в усадьбе была избранная библиотека, в которой хранились фамильные архивы графа И.П. Кутайсова, а позже и князя Голицына. В начале 1920-х годов после посещения здешних мест экспедицией по спасению усадебной культуры искусствоведы оставят следующее описание: «Сохранился редкий в Московской губернии деревянный ансамбль крупных построек начала XIX в. Дом с боковыми корпусами и круглыми открытыми галерейками из колонн, выходящий к береговому откосу, замечателен по своему не совсем обычному плану, близкому к решениям Палладио. Внутри сохранились лишь архитектурные отделки; довольно эффектная зала с прекрасными карнизами и написанными пилястрами. < > Около дома располагаются деревянные службы, несколько дальше строгие и стройные здания каменных конюшен, отделанных под рустику отличный образец зрелого московского empire». Ансамбль композиционно вписывался в большой, разбитый на холмистом рельефе английский парк с множеством функциональных аллей, тропинок, беседок. К главному дому вела широкая липовая аллея, украшенная беломраморными вазами. На обрыве глубокого оврага был сооружен романтический грот в итальянском стиле, являвший собой прекрасный образец садово-парковой архитектуры. Стрельчатые арки его входов фланкированы рустованными колоннами, выполненными, как и стены грота, из кирпича с прослойками булыжного камня. На главной композиционной оси усадьбы был поставлен большой каменный храм во имя Рождества Христова с приделами Рождества св. Иоанна Предтечи и св. апостолов Петра и Павла. Одноглавое здание храма выдержано в стиле зрелого классицизма, напоминающем школу Матвея Казакова. Четверик храма, украшенный с трех сторон тосканскими портиками, завершен несколько непропорционально маленьким барабаном, почти скрытым кровлей. Фасады храма были рустованы и расчленены филенками, в которые вписаны оконные проемы. По сравнению с храмом, архитектура примыкающей к нему стройной, с цилиндрическим ярусом звона и завершенной куполом с высоким шпилем, колокольни интереснее. Некоторая несогласованность внешних форм храма искупалась великолепным ампирным иконостасом. Кроме того, по описанию архимандрита Леонида Кавелина, «в церкви есть иконы, коими, по преданию, император Павел I и его августейшая супруга благословили при бракосочетании вотчинника этого села, известного любимца императора гр. И.П. Кутайсова». Здесь, в правом приделе храма, впоследствии и были захоронены супруги Кутайсовы. Значительный интерес представляла мраморная гробница Ивана Павловича Кутайсова. Одна из ее поперечных сторон была украшена прекрасно выполненным бронзовым гербом в овале с девизом, а другая — горельефной головой Христа в терновом венке.

Семья Ивана Павловича Кутайсова, его знаменитые сыновья супруга Ивана Павловича графиня Анна Петровна происходила из семейства Резвых, «именитых граждан» Петербурга. От нее он имел четверых детей двух дочерей и двух сыновей. Анна Петровна была благочестива и набожна, а переехав в Рождествено, обрела себе искреннюю подругу в лице соседки по имению, владелицы села Аносино княгини Евдокии Николаевны Мещерской, будущей игуменьи Евгении, основательницы Борисо-Глебского женского монастыря в Аносине. Здесь, в усадьбе Рождествено, бывал брат графини Анны Петровны, выдающийся военачальник, сподвижник Суворова и Кутузова, артиллерии генерал-майор Дмитрий Петрович Резвой, участник многих сражений, покрытый ранами и наградами георгиевский кавалер. Именно ему последовал в выборе своего жизненного пути, столь же славного, сколь и краткого, младший сын Кутайсовых. Дети Кутайсовых воспитывались в лучших русских и европейских традициях. Дочерям был уготован женский удел. Старшая Мария вышла замуж за графа В.Ф. Васильева, а младшая, Надежда, стала женой князя А.Ф. Голицына, впоследствии действительного тайного советника. Сыновья же верно служили царю и Отечеству. Старший сын Павел достиг того же уровня придворных чинов, что и отец, став обергофмейстером (1834), действительным тайным советником, сенатором (1817) и членом Государственного совета (1837). Был введен Павел Иванович и в состав Верховного уголовного суда над декабристами. Однако, как отмечает Александр Смирнов в книге «Генерал Александр Кутайсов», Павел Иванович был известен и своей общественно полезной деятельностью как член Правления императорских театров, комитета по постройке Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, как председатель Общества поощрения художников. В Комитете этого общества Кутайсов состоял не один год, был популярен среди художников и собирал картины русских мастеров. «Граф Павел Иванович любил, уважал и поощрял художников, поощрял их с тем тонким вкусом, с тою нежною разборчивостию, которую дают нам превосходное воспитание и раннее ознакомление с образцами великого и прекрасного», писал автор его некролога. Павел Иванович был знаком с А.С. Пушкиным и часто общался с ним в Петербурге. Оба они участвовали в подписке на сооружение памятника Н.М. Карамзину в Симбирске и в чествовании поэта И.И. Дмитриева. Самым же знаменитым из детей Кутайсовых без сомнения был младший сын Александр. Замечательный военачальник, герой Отечественной войны 1812 года, он в неполные 28 лет стал начальником артиллерии 1-й армии. Его могилой оказалась земля Бородино. А его малой родиной была подмосковная усадьба Рождествено.

Имя Александра Ивановича Кутайсова запечатлено на главном памятнике Бородинского поля, на обелиске Бородинского моста через Москву-реку, на фасаде Музея-панорамы «Бородинская битва», на мемориальной доске Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца в Москве, на памятной доске храма Христа Спасителя. Его портрет украшает Военную галерею Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, его скульптурный портрет, бывший до недавнего времени единственным, высечен на памятнике лучшим военачальникам «Славным сынам народа» на Кутузовском проспекте Москвы. Александр Иванович Кутайсов был щедро наделен талантами. Ни слава, ни богатство не обременили его. Он был всеобщим любимцем и в роскошных дворцах, и на походных биваках, в аристократических салонах и среди закаленных в сражениях воинов. Он был поэтом и живописцем, математиком и архитектором, владел многими языками: турецким, арабским и четырьмя европейскими французским, немецким, английским, итальянским. Александр Иванович Кутайсов родился в Петербурге 30 августа (по старому стилю) 1784 года, обучался дома, увлекался математикой, языками, словесностью, изящными искусствами. По заведенной традиции, на десятом году жизни мальчик был записан на военную службу вице-вахмистром (сержантом) в лейб-гвардии Конный полк. А в 1796 году он был произведен в сержанты лейб-гвардии Преображенского полка и в тот же день получил звание капитана Великолуцкого пехотного полка с назначением обер-провиантмейстером в «штат» генерал-поручика М.И. Кутузова. Вскоре, после того как Александру исполнилось 15 лет возраст начала фактической службы в армии молодых дворян в конце XVIII начале XIX века 26 января 1799 года он был произведен в полковники с назначением в лейб-гвардии Артиллерийский батальон. Так, 15-летний полковник Александр Кутайсов начал действительную службу в гвардейской артиллерии адъютантом инспектора всей артиллерии и командира артиллерийского батальона генерал-лейтенанта А.А. Аракчеева. Чтобы постичь военные науки, юноша все свободное время отдавал самообразованию. Талантливый и любознательный от природы, он с интересом изучал артиллерийскую науку и практику. Обладая яркими способностями, Кутайсов быстро освоил профессиональные знания и стал вполне достоин занимаемой должности при таком строгом и требовательном к службе начальнике, каким был Аракчеев. И уже в 1801 году А.И. Кутайсов был введен в состав «Воинской комиссии для рассмотрения положения войск и устройства оных». Вместе с дядей Д.П. Резвым он оказывается в подкомиссии по артиллерии, которая создает первую в России комплексную систему артиллерийского вооружения, включавшую вопросы производства, снабжения, ремонта, организации обучения и боевого применения артиллерии как рода войск. Предложения комиссии получили высочайшее одобрение, а разработанная ею система стала именоваться «системой 1805 года», или «аракчеевской», по фамилии председателя комиссии. В этом же году Кутайсов принимает непосредственное участие в начавшейся войне с наполеоновской Францией. В 1806 году уже в звании генерал-майора командует артиллерийским полком. В Пруссии, в бою под Голимином, состоялось боевое крещение юного генерала. Искусно распоряжаясь артиллерией, Кутайсов не допустил огневого превосходства неприятеля и в первом же своем боевом деле показал умение быстро ориентироваться в обстановке, действовать умело и решительно. Подвиг в кровавой битве 27 января 1807 года на снежном поле при Прейсиш-Эйлау в Восточной Пруссии сделал двадцатидвухлетнего генерала известным всей армии, всей России. Кутайсов предугадал скрытое движение неприятеля, по собственному почину перебросил на это направление свыше тридцати орудий и их огнем отбросил в лес корпус наполеоновского маршала Даву. Побывав через два с половиною месяца на месте этой битвы, Александр I обратился к Александру Кутайсову со словами: «Мое нижайшее почтение Вашему Сиятельству! Я осматривал вчера то поле, где Вы с такою предусмотрительностью и с таким искусством помогли нам выпутаться из беды и сохранить за нами славу боя. Мое дело будет никогда не забывать Вашей услуги». И император не забыл за находчивость и решительные действия, спасшие русскую армию от разгрома при Прейсиш-Эйлау, генерал-майор граф А.И. Кутайсов был удостоен ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия 3-го класса, минуя 4-й. Так награждали до Кутайсова-младшего только Суворова. Георгиевский крест на шею стал вторым орденом Кутайсова первым был орден Святого Иоанна Иерусалимского, полученный еще от Павла I. А солдаты стали говорить после сражения у Прейсиш-Эйлау: «С Кутайсовым не пропадешь!» После сражения под Ломитеном Кутайсов был награжден орденом св. Владимира 3-й степени. А в сражении под Фридландом Александр Иванович проявил выдающуюся распорядительность, благодаря которой русская артиллерия была спасена при весьма тяжелых обстоятельствах отступления через реку и город. За это сражение молодому военачальнику была вручена золотая шпага, украшенная выгравированной надписью «За храбрость» и алмазами на рукояти.

Вскоре был подписан мирный договор в Тильзите. Но Кутайсову, всерьез занявшемуся артиллерией, было ясно, что в этом роду войск нужна реорганизация. Она тесно увязывалась с совершенствованием русской армии, которое активно проводил император Александр I, видя неизбежность грядущего столкновения с наполеоновской Францией. В 1810 году Кутайсов получает длительный отпуск для поездки за границу и занимается там восполнением своего образования. В Париже Александр усиленно занялся изучением математики, архитектуры, фортификации и артиллерии. Его можно было почти ежедневно встретить на лекциях известнейших французских ученых или застать за чтением научных работ в библиотеках. Обладая поразительной усидчивостью и работоспособностью, в первой половине дня он интенсивно поглощал знания, целиком окунувшись в науки, а вечерами беседовал с французскими генералами о военных действиях, преимущественно об использовании артиллерии в прошедших боях, стараясь максимально учесть информацию о практике боевого применения артиллерии недавнего противника. Как и большинство русских генералов и офицеров, он чувствовал приближение неизбежного нового столкновения и понимал необходимость подготовки к нему своих артиллеристов. Летом 1811 года Кутайсов возвращается в Санкт-Петербург и активно включается в работу «Комиссии по составлению военных уставов и положений» под руководством военного министра генерала от инфантерии М.Б. Барклая де Толли. Результатом деятельности Комиссии явилось «Учреждение для управления большой действующей армии», утвержденное 27 января 1812 года императором Александром I. «Учреждение» определяло организационные основы, принципы управления и взаимодействия всех звеньев армейского руководства, а также права и обязанности должностных лиц всех уровней этого руководства. Александр Кутайсов разрабатывал для него разделы по «Полевому артиллерийскому управлению». Не понаслышке боевой генерал знал, сколь отрицательно сказывается на боеготовности артиллерии наличие множества указаний по частным вопросам артиллерийской службы и отсутствие единого руководящего документа по комплексному использованию артиллерии в различных условиях боя. И Кутайсов взялся за составление такого документа, использовав и собственный боевой опыт, и изучение зарубежных достижений артиллерийской науки и практики, и рекомендации товарищей по оружию. Напряженная работа А.И. Кутайсова завершилась перед самым началом Отечественной войны 1812 года разработкой фактически первого боевого устава полевой артиллерии, называвшегося «Общие правила для артиллерии в полевом сражении». После Высочайшего утверждения «Общие правила», отражавшие передовые взгляды на роль и принципы боевого применения артиллерии, были приняты для применения в русской армии.

В армии Александр Иванович славился добротой, хлебосольством, приветливостью, общительностью, но это не мешало ему и на войне заниматься самообразованием. Как вспоминают его сослуживцы, он мог одновременно заниматься фортификацией, переводами, математикой, при этом еще и рисовать, музицировать и писать стихи. Его походная кровать была уставлена вокруг табуретами с рукописями, чертежами, нотами. Он не признавал пустого времяпрепровождения и беспрерывно чем-то занимался. Александр Иванович любил людей и общество, но не терпел праздности. Он отвечал за боеготовность всей артиллерии и этому отдавал без остатка свои силы. С февраля 1812 года Кутайсова назначают начальником артиллерии 1-й Западной армии. Он лично руководит артиллерией армейского арьергарда, командует всем арьергардом 1- й армии. В сражениях Кутайсов всегда находится там, где была наибольшая опасность. Особо отличился он в боях при Островной и Смоленске. При отступлении из залитого кровью и объятого пожаром Смоленска Кутайсов с артиллеристами батарейной роты буквально выхватил из огня одну из самых больших православных святынь образ Смоленской Божией Матери Одигитрии. В Бородинском сражении Кутайсову было поручено командовать всей артиллерией русской армии. За три дня до генерального Бородинского сражения, после немалых раздумий, понимая значение предстоящей битвы и роль в ней артиллерии, Кутайсов пишет распоряжение по армии, чтобы артиллерия не уступала неприятелю ни шагу позиций, орудий с позиций не снимала, «пока неприятель не сядет верхом на пушки. < > Артиллерия должна жертвовать собою». Битва при Бородине, главное событие 1812 года, была не просто столкновением двух армий. Она олицетворяла собой противоборство двух стратегий. В отличие от французов, русская армия руководствовалась не столько планом, сколько угаданным Кутузовым ощущением, во что бы то ни стало устоять на месте. С начала Бородинского сражения, под летающими ядрами бесстрашный генерал Кутайсов хладнокровно объезжал батареи, задавая им направление, находился повсюду, где присутствие начальника было необходимо, преимущественно там, где опасность угрожала более всего. Не желая отпускать от себя командующего артиллерией, Кутузов в ходе сражения несколько раз призывал Кутайсова в штаб и обсуждал с ним ход битвы. Но храбрость и отвага молодости брали верх над регламентами и рассудком и влекли молодого генерала в самую сердцевину опасности. Было около 10 часов утра, шел шестой час страшной битвы, когда неистово атаковавшие французы ворвались на центральную батарею, названную «батареей Раевского», и бросились дальше, на центр основной линии русских войск. Преждевременная утрата укрепления и разрыв основной линии обороны могли стать переломным моментом в пользу Наполеоновской армии. Но командующий артиллерией лично возглавил обращенную в бегство пехоту и направил ее на неприятеля в штыковую контратаку севернее кургана, отрезая от него и отбрасывая французские полки, спешившие на помощь своим авангардным частям. Не посылать войска в атаку, а водить их на вражеские штыки самим в этом была привилегия русских генералов. Сам же Кутайсов с поля боя не вернулся. О том, как погиб генерал Кутайсов, нет точных сведений. Его верховая лошадь прибежала в лагерь, седло и чепрак на ней были залиты кровью и обрызганы мозгом вероятно, генерал был убит рикошетом ядра или осколком гранаты. Он мужественно принял смерть воина за четыре дня до своего двадцативосьмилетия. Это была невосполнимая утрата для армии, для России; Кутайсова оплакивали все, кто знал его или был наслышан о нем от простых солдат до главнокомандующего. Об Александре Ивановиче Кутайсове сослуживцами и военачальниками было немало сказано как об отважном талантливом генерале и высокоодаренном человеке. В армии известно было и о любви младшего Кутайсова и княжны Мещерской, которые, как вспоминает Елизавета Петровна Янькова, еще в детстве были просватаны друг другу и оба желали этого брака. Дошедшие до нашего времени фрагменты семейной переписки Кутайсовых представляют Александра Ивановича человеком заботливым и внимательным. Деловая же его переписка и свидетельства современников дорисовывают портрет генерала как военачальника, непрестанно ходатайствующего о своих подчиненных офицерах и солдатах.

Наследники Рождествено Кутайсовых. После смерти четы Кутайсовых усадьба Рождествено перешла к дочери графа И.П. Кутайсова Надежде Ивановне. И далее оно также наследовалось по женской линии. Сначала Александрой Александровной Толстой, урожденной княжной Голицыной. Александра Александровна вышла замуж за генерал-майора свиты Иллариона Николаевича Толстого, правнука фельдмаршала М.И. Кутузова: им были устроены первая земская школа в Рождествено при храме Рождества Христова, существовавшая на средства попечителя, и небольшая больница для местных жителей, под которые был пожертвован каменный дом. Последней владелицей усадьбы перед революцией была их дочь, Надежда Илларионовна Толстая, в замужестве Танеева, с детьми Анной и Сергеем. Анна Танеева, в замужестве Вырубова, известна как ближайшая подруга императрицы Александры Федоровны. О своем детстве Анна писала: «6 месяцев в году мы проводили в родовом имении Рождествено под Москвой. Соседями были родственники князья Голицыны и великий князь Сергей Александрович. С раннего детства мы, дети, обожали великую княгиню Елизавету Федоровну (старшую сестру Государыни Императрицы Александры Федоровны), которая нас баловала и ласкала, даря платья и игрушки. Часто мы ездили в [царское имение] Ильинское, и они приезжали к нам на длинных линейках со свитой пить чай на балконе и гулять в старинном парке».

Усадьба и храм в эпоху потрясений и перемен. На этом воспоминании благополучие рождественской усадьбы обрывается и начинается уже другая история. После революции Рождествено Кутайсовых разделило участь многих русских поместий. В 1920-е годы эта усадьба еще отмечалась искусствоведами как памятник архитектуры русского деревянного зодчества. Но методичные грабежи и вандализм сделали свое дело. От архитектурных сооружений усадьбы практически ничего не сохранилось. В 1938 году здесь был открыт Дом отдыха «Снегири», во все времена имевший статус здравницы для высших эшелонов власти страны. По одной из версий Главный усадебный дом был сильно перестроен, по другой — заменен новым, слегка стилизованным зданием. Сохранился от усадьбы лишь старый парк, до сих пор поражающий своим великолепием, хотя его территория частично застроена новыми корпусами, игровыми площадками и коттеджами. По-прежнему по длинным украшением парка выглядит грот. Дошедший до наших дней в полной первозданности, он, правда, пока имеет запущенный вид и требует срочной реставрации. Несмотря на исторические катаклизмы начала XX века чудом устоял и усадебный храм Рождества Христова. После революции 1917 года он был закрыт не сразу. Окончательно же службы прекратились лишь в 1930-е годы. Сталинские репрессии не миновали и рождественского священника. Ограбленным, но не разрушенным храм простоял до Великой Отечественной войны 1941—1945 годов, которая его практически не тронула, хотя именно в этих местах проходила линия тяжелых боев. Однако позже приспособление здания под склад для хранения селитры дало толчок к его разрушению. Окна храма были растесаны под въезд тракторов. Кирпич ограды и решетки разобраны, кровля сорвана, внутри здания жгли костры. В конце концов своды храма обвалились, не выдержав надругательств. Крест с колокольни был сорван для добычи не существовавшего там золота. Извлеченными из провалившегося склепа черепами графов Кутайсовых дети играли в футбол. Лишь в 1996 году, благодаря стараниям настоятеля храма, молодого священника Александра Елатомцева, воспитанника известного в христианском мире своими подвижническими делами священнослужителя протоиерея Димитрия Смирнова, храм, едва не рухнув окончательно, начал оживать, повторяя типичный для 1990-х годов путь восстановления православных святынь. Но на этом «дерзость» священника не закончилась. Вскоре при храме открылась воскресная школа. Здесь же начала издаваться первая в районе православная газета. Наряду с этим А. Елатомцев бережно и кропотливо собирал архив храма, благодаря которому сегодня можно узнать о прошлом Рождествено и его обитателей. Забота о возрождении духовных устоев подвигают А. Елатомцева на создание первой в районе православной общеобразовательной школы, которая, несмотря на препятствия со стороны местных официальных структур, была открыта в маленьком флигеле рождественской средней школы. Начался нелегкий поиск средств на строительство нового здания православной общеобразовательной школы. В результате, сегодня православная школа работает. Однако школой и храмом не ограничилось возрождение исторической памяти в Рождествено. По инициативе Александра Елатомцева в 2001 г. в день Бородинского сражения и памяти сына Кутайсовых, были перезахоронены останки Ивана Павловича и Анны Петровны Кутайсовых в восстановленном семейном склепе храма и отслужена панихида. Настоятель храма вместе с его общиной взял на себя заботу о постановке памятника герою Бородина в его родных местах. Это начинание было активно поддержано местной администрацией и широкой общественностью. Скульптурный монумент создан молодым московским скульптором, уроженцем этих мест, прихожанином храма Рождества Христова Денисом Петровым, учеником известного московского скульптора, профессора, академика Александра Ивановича Бурганова и талантливого скульптора Веры Михайловны Акимушкиной. 12 июня 2003 года состоялась церемония открытия памятника Александру Ивановичу Кутайсову в бывшей усадьбе. Событию предшествовал крестный ход. Владыка Григорий совершил освящение памятника. Празднование этого события сопровождалось Божественной литургией в храме Рождества Христова.

По материалам: Н.Н. Ткаченко "Усадьба Рождествено Кутайсовых: возрождение памяти" (из журнала «Обсерватория культуры» / НИЦ Информкультура РГБ. 4 / С )